Свежая практика по привлечению к субсидиарной ответственности

Новости 01.11.2019

Субсидиарная ответственность за отсутствие документов бухгалтерской отчетности или неполноту информации, отраженной в них: современная практика

Для простоты восприятия информации, напомним, что в современной процедуре банкротства существует механизм привлечения части управляющих лиц (=контролирующие должника лица) к субсидиарной ответственности (далее – СО). Субсидиарность (от лат. subsidiarus — резервный, вспомогательный) означает возможность кредитора взыскать часть долгов не с должника, а с другого лица. Иными словами, это означает, что размер ответственности управляющего лица равен совокупному размеру всех требований кредиторов, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника.

Для тех, кто пока не считает этот институт угрозой, повысим актуальность. Все, что было описано выше, ложится долговой нагрузкой на плечи собственника в статусе физического лица. Это может быть любая сумма, например, 1,26 миллиарда рублей (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 30.08.2018 N Ф09-5302/18 по делу N А50-16985/2014), а то и все 22 миллиарда рублей (пытались взыскать - Постановление АС Уральского округа от 29.01.2018 г. по делу №А60-13802/14).

Выход есть, счастливо скажете Вы – банкротство физического лица! Долги компании перешли на собственника, он как физическое лицо платить не в состоянии, и подает заявление о собственном банкротстве. Но не тут-то было. Личное банкротство физического лица не решит проблему избавления от долга по субсидиарной ответственности, об этом нам говорит абз. 1 п. 6 ст. 213.28 Закона о банкротстве, а также свежая судебная практика (Постановление 15 ААС от 20 сентября 2019 года по делу № А53-22198/2014).

Сегодня мы остановимся на одном из оснований, а именно пп. 2 п. 2 ст. 61.11: субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов за отсутствие документов бухгалтерской отчетности или неполноту информации, отраженной в них.

Указанное основание привлечения к ответственности не является новеллой, в прежней редакции Закона о банкротстве оно было закреплено в п. 4 ст. 10 (Определение Верховного Суда РФ от 13.10.2017 по делу N 305-ЭС17-9683, А41-47860/2012).

Существует несколько условий привлечения к субсидиарной ответственности по данному основанию:

  • требования кредиторов погашены не полностью;
  • отсутствуют/не переданы документы бухгалтерской отчетности или они содержат неполную информацию;
  • причинно-следственная связь между 1 и 2 условиями.
  • вина управляющего лица.

Также это может быть сформулировано судом следующим образом: не представлены доказательства передачи бухгалтерской и иной документации, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему, что повлекло невозможность проведения инвентаризации и формирования конкурсной массы должника, при этом не подтверждены расходы на оплату деятельности лиц, привлеченных управляющим (Постановление 13 ААС от 12.02.2019 N 13АП-30812/2018, 13АП-30815/2018 по делу N А56-86445/2016, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 03.09.2018 N Ф05-13638/2018 по делу N А41-83138/2016).

Что же может служить основанием для освобождения от ответственности по указанному основанию?

  1. Добросовестная передача управляющему всей документации должника. Судебной практикой (п. 24 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве") предусмотрен своеобразный «спасательный круг» для управляющего лица: положения рассматриваемые нами НЕ могут быть применены к управляющему лицу в качестве презумпции, если необходимая документация (информация) передана им арбитражному управляющему в ходе рассмотрения судом заявления о привлечении к субсидиарной ответственности. То есть, если управляющее лицо документацию передало, то риски снижаются и в удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вовсе может быть отказано (Постановление 13 ААС от 02.09.2019 N 13АП-19810/2019 по делу N А56-89255/2016, Постановление 13 ААС от 31.08.2018 N 13АП-14488/2018 по делу N А56-52413/2016, Постановление 13 ААС от 06.04.2018 N 13АП-1110/2018 по делу N А42-6250/2015-1к). Однако, стоит помнить, что это НЕ исключает возможность привлечения руководителя к ответственности в виде возмещения убытков, вызванных просрочкой исполнения обязанности, или к субсидиарной ответственности по иным основаниям.
  2. Отсутствие вины управляющего лица (Постановление 13 ААС от 02.04.2019 N 13АП-317/2019 по делу N А56-75750/2015).
  3. Отсутствие причинно-следственной связи между непогашением требований кредиторов и непредставлением документов или представлением документов, содержащих неполную информацию (Постановление 12 ААС от 26.02.2019 N 12АП-383/2019 по делу N А57-360/2016, Постановление 15 ААС от 20.09.2018 N 15АП-13583/2018, 15АП-13785/2018 по делу N А53-21654/2016).
  4. Доказательство того, что банкротство обусловлено внешними факторами (неблагоприятной рыночной конъюнктурой, финансовым кризисом, существенным изменением условий ведения бизнеса, авариями, стихийными бедствиями, иными событиями и т.п.) – абз. 2 п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве".

Здесь хочется разобрать подробнее один из интересных кейсов, а именно Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 05.06.2019 N Ф09-1779/19 по делу N А76-1643/2017. В указанном деле Заявитель жалобы указал, что единственный учредитель закрепил за должником на праве хозяйственного ведения имущество балансовой стоимостью 22,57 млрд руб., а в дальнейшем передал его назад в собственность Красноармейского муниципального района. При этом документы, подтверждающие передачу данного имущества, не переданы конкурсному управляющему, что лишило его возможности оспорить сделки. Однако, предприятию по оказанию коммунальных услуг удалось доказать, что указанные действия по передаче имущества на значительную сумму и непередача документов не явились причиной банкротства. Причиной банкротства послужило существенное изменение условий коммерческой деятельности (деятельность предприятия стала убыточной в связи с введением в эксплуатацию новой блочно-модульной котельной). Таким образом, руководителю удалось избежать субсидиарной ответственности в размере почти 22,6 млрд руб.

Обобщая все вышесказанное следует отметить, что в случае невыполнения контролирующим лицом обязанности по передаче документов бухгалтерской отчетности, содержащих полную информацию об активах в соответствии с законодательством РФ, лицо может быть привлечено к субсидиарной ответственности по долгам юридического лица, если не докажет, что непредставление этой документации не привело к существенному затруднению проведения процедур банкротства (то есть отсутствует причинно-следственная связь), либо не докажет отсутствие вины в непередаче документации.

Будьте внимательны во избежание рисков привлечения к субсидиарной ответственности. А мы готовы Вам в этом помочь. 

Публикации

Возврат к списку